Славным Русским броненосцам посвящается!

Русские Броненосцы
Иностранной постройки:
 
Бескозырка.mp3

другие песни »
Друзья:
Книги:
Кнопки:



Благодарности:
Огромное спасибо за помощь в создании сайта:
Антюфееву Андрею и Мелконяну Алексею

Статьи:

Последние французские броненосцы. Русские броненосцы типа "Бородино".


Вдребезги разрушенному в результате пожара французскому броненосцу "Иена" выпала миссия подвести черту под полувековым паритетом в борьбе снаряда и брони. В 1909 году французы использовали корпус искалеченного броненосца в качестве мишени для испытаний удлиненных 305-мм бронебойных снарядов. Результаты стрельб превзошли все ожидания. Новый снаряд весил 435 кг и имел заряд в 13 кг мелинита, в то время как применявшиеся ранее 335-кг снаряды снаряжались лишь 8 кг взрывчатки. Благодаря закаленному наконечнику и высокой начальной скорости (875 м/с) снаряд легко пробивал главный пояс “Иены”, а новый взрыватель обеспечивал взрыв за броней, вызывая огромные разрушения внутри корабля. Фугасные же тонкостенные снаряды, начиненные большим количеством взрывчатки (до 15% от веса снаряда) и принесшие победу адмиралу Того, при обстреле “Иены” оказались беспомощными. Так путем проб и ошибок был наконец выработан оптимальный тип снаряда, вскоре нашедший распространение во всех флотах мира.

К середине 90-х годов французский броненосный флот, считавшийся вторым в мире после английского, представлял собой уникальный конгломерат боевых кораблей, среди которых практически не было и двух однотипных. Такой разнобой существенно затруднял управление эскадрой в бою. Здравый смысл призывал отказаться от чрезмерной экстравагантности предыдущих проектов и приступить к строительству броненосцев более традиционного, апробированного многими флотами мира типа.

Важным шагом в этом направлении стала закладка трех кораблей серии “Шарлемань”. Новые броненосцы получили наконец артиллерию главного калибра в двухорудийных башнях. Они имели типично “французскую” защиту: два очень узких броневых пояса по всей длине корпуса и две бронепалубы с многочисленными клетками и коффердамами, заполненными целлюлозой. Такую систему бронирования трудно назвать удовлетворительной: ведь поясная броня возвышалась над ватерлинией всего лишь на 1 м, и малейший крен в бою мог вызвать затопление корабля через пробоины в незащищенной обшивке. В целом проект новых линкоров сильно испортило стремление конструкторов ограничить их водоизмещение.

Устранить недостаточное бронирование попытались в следующем близком по типу корабле — печально известной “Иене”. Благодаря некоторому росту размерений удалось увеличить и высоту поясной брони. Вместе с тем длинный и узкий корпус “Иены”, оснащенный неудачными скуловыми килями был подвержен сильной качке и делал корабль очень неустойчивой орудийной платформой.

На последнем прямом потомке “Шарлемани” — броненосце “Сюффрэн” — еще больше увеличили площадь забронированного борта, а шесть из десяти 163-мм пушек разместили в одноорудийных башнях. Получился вполне приличный боевой корабль, однако по размерам, качеству брони и конструкции подводной защиты он все равно заметно уступал строившемуся одновременно с ним “Цесаревичу”.

Параллельно с линкорами во Франции активно строили и броненосцы береговой обороны, некоторые из них представляли собой весьма мощные боевые единицы. Так, в 1894—1896 годах в строй вошли “Жеммапэ”, “Вальми”, “Бувинэ” и “Амираль Треуар” — корабли водоизмещением в 6500—6700 т и вооружением из двух тяжелых длинноствольных орудий в одиночных башнях (на первых двух калибра 340 мм, на последних — 305 мм).

Но если их все же трудно причислить к рангу полноценных линкоров, то построенный вслед за ними одиночный “Анри IV” уже вполне мог считаться таковым. Впрочем, этот экспериментальный корабль, созданный Эмилем Бертэном, настолько необычен, что заслуживает, чтобы рассказать о нем чуть подробнее.

Главной отличительной чертой “Анри IV” стало парадоксальное сочетание крайне низкого (высотой всего 1 м) надводного борта и вполне приличной мореходности за счет сильно поднятого двухъярусного полубака. Главный броневой пояс чуть-чуть не доходил до кормы и заканчивался 100-мм траверзом. Нижняя броневая 30-мм палуба, закругляясь, плавно переходила в продольную противоторпедную переборку — подобная же конструкция была применена и на “Цесаревиче”. За главным поясом через каждые 1,2 м шли поперечные переборки, делившие корпус на многочисленные ячейки (так называемая система “бокс бэкинг”). Общий вес брони на “Анри IV” был рекордным — 3528 т, или 40,1 % от водоизмещения!

Необычным было и расположение артиллерии. Носовая 274-мм башня находилась на очень большой высоте, а в корме Бертэн впервые применил линейно-возвышенное размещение башен, которое через десятилетие найдет широкое распространение во всем мире.

Построив “Цесаревич”, французы наконец-то осознали ущербность всех своих предыдущих броненосцев: увеличение водоизмещения русского корабля на каких-нибудь 1,5—2 тыс. т позволило обеспечить гораздо лучшую броневую защиту и дало ряд других преимуществ. Выводы были сделаны: в 1901—1903 годах состоялась закладка сразу шести крупных эскадренных броненосцев типа “Репюблик”. Мореходные, мощно вооруженные и хорошо бронированные корабли вполне могли считаться достойными соперниками английских броненосцев типа “Лондон” и “Кинг Эдуард VII”, но... к моменту их ввода в строй англичане уже построили свой эпохальный “Дредноут”. В результате вся серия французских линкоров мгновенно устарела.

Трудно объяснить, почему именно Франция, внесшая столь значительный вклад в военное кораблестроение, в тот переломный момент оказалась в числе ярых консерваторов, и ее флот быстро скатился со второго места в мире на четвертое. Но факт остается фактом: в 1906—1908 годах, когда все развитые страны полностью переключились на строительство дредноутов, французы заложили 6 кораблей типа “Дантон” — последние в мире традиционные броненосцы. Являвшиеся, по сути, развитием своих предшественников, они вместо паровых машин получили турбины Парсонса, однако из-за неудачных котлов Никлосса скорость “Кондорсэ”, “Дидро” и “Верньо” на испытаниях составила лишь 19,5—19,9 узла. Чуть выше (до 20,6 уз.) она была у остальных, оснащенных котлами Бельвиля, хотя все равно уступала большинству своих зарубежных ровесников. Система бронирования хотя и впитала в себя (наконец-то!) идеи Бертэна, но уже не могла противостоять современным бронебойным снарядам. Пожалуй, единственное, в чем линкоры типа “Дантон” могли тягаться с первыми английскими дредноутами — так это в артиллерии. Двенадцать башенных 240-мм орудий, способных каждую минуту выпускать по два 220-кг снаряда на дальность до 13 км, не уступали 305-мм пушкам, делавшим один выстрел в минуту. А в 1918 году, после увеличения углов возвышения и установки новых строенных дальномеров с базой в 3,66 м, дальность стрельбы достигла 18 км, что сделало 240-мм пушки “Дантонов” самыми дальнобойными во всем французском флоте. Неудивительно, что эти орудия пережили свои корабли: установленные на берегу в Дакаре, они в 1940 году нанесли серьезные повреждения английским крейсерам “Дели” и “Камберленд”.

Судьбу французских броненосцев не назовешь слишком счастливой. Через четыре года после гибели “Иены” участь последней разделил и новейший линкор “Либертэ”: 25 сентября 1911 года он взорвался на том же месте и по той же причине, что и его предшественник. Список жертв второй тулонской катастрофы еще более длинный: 204 убитых и 184 раненых...

Все остальные броненосцы активно использовались в годы первой мировой войны — преимущественно на Средиземноморском театре. Самыми невезучими из них оказались “Сюффрэн” и “Голуа”: сначала они сильно пострадали у Дарданелл от огня турецкой береговой артиллерии, а затем с месячным интервалом затонули от торпед, выпущенных немецкими подлодками U-52 и U-47 соответственно в ноябре и декабре 1916 года. 19 марта следующего года опять-таки от торпеды субмарины U-64 пошел ко дну “Дантон”. Более удачливым оказался “Вольтер”: в октябре 1918 года он подвергся атаке подлодки UB-48, но благополучно выдержал два торпедных попадания. “Верньо” и “Мирабо” в качестве кораблей-интервентов находились в Севастополе, причем последний в феврале 1919 года в шторм сел на мель у берега Крыма и был снят только в апреле, после демонтажа носовой 305-мм башни и части бортовой брони.

В 20-е годы почти все французские броненосцы были исключены из боевого состава флота. Только “Дидро”, “Вольтер” и “Кондорсэ” после модернизации и улучшения подводной защиты продолжали нести службу в качестве учебно-артиллерийских кораблей. Первые два пошли на слом в 1937—1939 годах, а последний, переоборудованный в блокшив, затонул от взрыва в Тулоне в ноябре 1942 года. Поднятый немцами “Кондорсэ” вновь был потоплен в августе 1944 года — на сей раз союзной авиацией. Многострадальный линкор вторично подняли и сдали на слом вскоре после окончания войны.

“Французская ветвь” школы Эмиля Бертэна пустила свои корни и в России Несомненные достоинства “Цесаревича” побудили российское морское ведомство выбрать его в качестве прототипа серии броненосцев, строительство которых намечалось на отечественных верфях. В 1900—1902 годах в Петербурге состоялась закладка сразу пяти кораблей типа “Бородино”. От своего французского прародителя они отличались еще большей площадью бронирования (не защищенная на “Цесаревиче” батарея 75-мм орудий получила трехдюймовую броню), усовершенствованными узлами броневых стыков и рядом других изменений. Правда, за это пришлось заплатить уменьшением толщины брони. Увы, последнее не спасло новые линкоры от чрезмерной перегрузки: их водоизмещение вместо 13 530 т по проекту в действительности перевалило за 15 тыс. т, а осадка возросла на целый метр. В результате нижний броневой пояс полностью скрылся в воде, что сыграло роковую роль в судьбе этих кораблей.

Первые четыре броненосца типа “Бородино” совершили беспримерный переход в составе второй Тихоокеанской эскадры. “Бородино”, “Император Александр III” и “Князь Суворов” погибли в Цусимском бою, а тяжело поврежденный “Орел” сдался в плен и после кардинального переоборудования (с него, в частности, сняли все 152-мм башни, заменив их шестью палубными 203-мм пушками) служил в составе японского флота под названием “Ивами” вплоть до 1924 года, когда он был потоплен на маневрах морской авиацией. Последний, пятый броненосец типа “Бородино” — “Слава” — остался на Балтике, затем совместно с “Цесаревичем” ходил на Средиземное море, участвовал в 1908 году в спасении пострадавших жителей разрушенной землетрясением Мессины. Вместе с “Гражданином” “Слава” участвовала в сражении с кайзеровским флотом в Рижском заливе и 17 октября 1917 года после полученных повреждений была взорвана и затоплена у входа в Моонзундский канал.

С.Балакин
журнал "Моделист-Конструктор"



 
Фото Броненосцев:
"Иоанн Златоуст"
ЭСКАДРЕННЫЙ БРОНЕНОСЕЦ ИОАНН ЗЛАТОУСТ
"Архангельск"
АРХАНГЕЛЬСК
Морской словарь:
З ЗАБОРТНЫЙ ТРАП - трап для входа с плавсредств на корабль, стоящий на якоре (бочке). Правый забортный трап является парадным, левый - рабочим. В походном положении трап завален (поднят, развернут на шарнирах и прикреплен к леерному ограждению).
Другие термины на "З"...
Статьи:
Бой у Корсаковского поста и гибель крейсера "Новик".
Суббота, 7 августа 1904 года... В 6 ч "Новик" бросил якорь на рейде Корсаковского поста. Появление на горизонте военного судна поначалу вызвало там панику, но, когда разглядели Андреевский флаг, чуть ли не все население собралось у пристани. Едва причалил баркас с "Новика", как местный оркестр грянул марш. Конечно, в поселке никто не ожидал русского крейсера, о котором в течение восьми дней после выхода его из Циндао "в неизвестном направлении" в России не было никаких известий. далее...
 

 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru